Париж 2015

Изначально я писала этот пост на аглийском для мамы и сестры Бена, чтобы они могли посмотреть фотографии и вспомнить нашу поездку в Париж в ожидании напечтанных фотографий.

11363639_1653677664845617_1071922514_n

Париж прекрасен несмотря на то, что сами парижане называют его серым и дождливым (может, они путают его с Лондоном). Мы решили поехать в Париж, чтобы отметить день рождения мамы Бена.

1

Мы втайне готовили эту поездку за 6 месяцев до дня рождения: купили билеты на евростар, забронировали квартиру на эйрбиэнби и билеты в Мулен Руж. Не помню, чья именно это была идея посетить кабаре, но раз мы жили на Монмартре, было бы грех не посмотреть классическое шоу на пляс Пигалль.

Винни и Сара приехали в Лондон в четверг и спать мы легли поздно. Учитывая, что вставать нам надо было в 3.30 утра, покидать кровать особенно не хотелось. На такси мы доехали до вокзала Сан Панкрас, и Винни до сих пор не догадывалась, куда мы едем. Мы сказали ей, что собираемся на один день на природу и поэтому едем на вокзал. Только, когда мы проши в терминал евростар, стало ясно, что мы едем заграницу. А потом мы сказали Винни, что мы едем в Париж :)

Хотя евростаровским поездам уже 10 лет, это все равно лучший способ дораться до континентальной Европы, всего 2,5 часа на поезде до Парижа. В поезде мы перекусили и в 9.20 приехали на Северный вокзал.

У нас было прилично времени до заселения, поэтому мы решили оставить багаж на вокзале и отправились осматривать город. Сдать багаж на хранение очень просто – ищите знак Consignes. Мы арендовали большую ячейку за 9,5 евро, она была нашей на 48 часов, хотя мы воспользовались ею всего на полдня.

Мы отправились на остров Ситэ, где позавтракали, а также сказали привет Собору Парижской Богоматери. Как всегда лучший друг в путешествиях – это путеводитель Лонли Планет (дословно – одинокая планета), который всегда подскажет, куда пойти и где поесть. Так мы зашли в Сан Режис, как раз поспели к французскому завтраку (хлеб и снова хлеб, хаха).

Собор и это кафе находятся на маленьких островах, которые оставались ненаселенными, пока городские архитекторы не построили мосты, соединившие островки с городом.

iles

А потом мы отправились смотреть Собор, Консьержери и Сент Шапель – невероятная красота!!!

10661063_1495680144057153_1480224452_n1538354_1858849147672615_1778394568_n

Консьержери – самый старый из сохранившихся в Европе средневековых палат. Он был королевским дворцом, тюрьмой, а теперь в нем находится музей, в котором можно узнать о судьбе известных заключенных, попавших туда во время великой французской буржуазной революции. Мне особенно понравился портрет Камилля Демулена:

11242623_722301831225234_1110859062_n

Камилль был журналистом и политиком, который сыграл важную роль в революции. Он был другом детства Максимилиана Робеспьера и близким другом и союзником Жоржа Дантона и Жан-Поля Марата. Демулена судили и казнили в возрасте 34 лет вместе с Дантоном.

Так как дело было не уголовным, а политическим, обвиняемым запретили защищать себя в суде. Этот факт наряду с путаными обвинениями (например, Дантон обвинялся в том, что во время своей политической работы в Брюсселе он присвоил карету, набитую скатертями стоимостью в несколько тысяч фунтов) и угрозы прокурора по отношению к жюри, стали залогом обвинительного приговора. Обвиняемым запретили иметь свидетелей защиты несмотря на их повторные просьбы, так например, запретили выступать Робеспьеру. Вердикт был вынесен в отсутствие обвиняемых, которых вывели из зала суда, чтобы избежать волнений. Казнь назначили на тот же день.

В письме своей жене Демулен написал “удивительно, что я уже пять лет задействован в революции и до сих пор жив; я спокойно отдыхаю на своих трудах… Я мечтал о республике, которой восхищался бы весь мир. Никогда я не думал, что люди могут быть так свирепы и несправедливы”.

Когда Демулен взошел на гильотину, ему сообщили об аресте его жены, и он сошул с ума. Потребовалось несколько человек, чтобы связать его. Он сопротивлялся и взывал к толпе, разорвав на себе рубашку. Его жена Люсиль была тоже приговорена к смерти и казнена спустя 8 дней.

Другой известной узницей Консьержери была Мария Антуанетта. Королеву изолировали в камере 280, это был самый трудный период в ее жизни. Она была под постоянным надзором стражи и не имела никакого уединения. Охрана относилась к ней плохо.

Революционный трибунал судил ее 14 октября, ей дали меньше одного дня на подготовку своей защиты. В числе прочих обвинений числились оргии в Версале, отправка миллионов казенных ливров в Австрию, заговор с целью убийства герцога Орлеанского, объявление своего сына королем и даже обвинение в сексуальном развращении своего сына. Последнее обвинение вызвало негодование Марии Антуанетты и она отказалась на него отвечать, вместо этого воззвав к матерям, находившимся в зале суда. Их реакция успокоила ее, особенно учитывая, что они изначально не были на ее стороне.

Рано утром 16 октября ее объявили виновной в предательстве страны и приговорили к смерти, Мария Антуанетта ожидала пожизненное заключение. В последние свои часы она писала своей свояченице мадам Элизабет о том, что находится в здравом уме и памяти, что остается верной католичкой и любит своих детей. Элизабет никогда не прочитала письмо. Затем королеву заставили раздеться под присмотром охраны и надеть простое белое платье. Ее обрили, руки связали за спиной и повели к гильотине на веревке. В открытой карете ее провезли по улице Сен Оноре к площади Революции (которую переименовали в площадь Согласия) под крики толпы “австриячка”. На протяжении всего этого процесса она оставалась хладнокровна, она отказалась исповедоваться священнику французской конституциональной церкви. Мария-Антуанетта на пути к гильотине:

Pen and ink by Jacques-Louis David, 16 October 1793. (Département des Estampes, Bibliothèque nationale de France)


Казнь 16 октября 1793: палач Сансон демонстрирует голову Марии Антуанетты народу (Anonymous, 1793. Musée Carnavalet, Paris)

Ее казнили в 12:15 на Площади Революции, которая была позже переименована в Площадь Согласия.

Последними ее словами были “Простите меня, мсье, я не нарочно”, когда она случайно наступила на ногу палачу. Ее тело было похоронено в неизвестной могиле на кладбище Мадлен, которе закрыли в следующем году.

Потом мы дошли до Сен Шапель, на удачу погода была прекрасная и мы увидели Сен Шапель во всей ее красе! Большая часть витражей сохранилась с 13 века до наших дней.

11385614_999249310109763_685490404_n 10661063_1495680144057153_1480224452_n 11357464_596071633865924_959129790_n 11380187_1471999216448264_1899308629_n

А потом мы потопали на Монмартр в снятую нами квартиру

10731994_712573672181327_2015599137_n 11251300_1029133180460361_69029789_n 11202444_871561356255883_130653935_n

Монмартр – это 18 район, известный базиликой Сакре Кер. Он дал миру много художников, артистов, писателей, например, мою любимую певицу Заз.


11335117_495704180595405_537271796_n 11251874_1619138545034944_82835928_n

Самое клевое в Париже – это с утра идти в булочну за свежими круассанами и багетом, а потом завтракать всем вместе.

11264514_1626413154281804_810346271_n

Мы гуляли по монмартрскому холму туда-сюда, а вечером попали на просмотр “Забавной мордашки” с Одри Хепберн и Фредом Астером. Как объяснил организатор фестиваля, выбранные фильмы были сняты в Париже.

11385634_1618156095123447_1326233458_n 11430218_1642298265988426_1846356781_n 11356018_1187961744563105_625857308_n 11821097_143178716016599_360417784_n

А еще мы видели Стену Любви

11426167_766513906791557_797453471_n

Еще Монмартр известен благодаря “Амели”, кафе, в котором работала героиня Одри Тоту, до сих пор стоит на месте и называется “Две мельницы”.

Самая вкусная выпечка – это в пекарнях Кукареку и Амбар, которые поочередно побеждали в номинациях лучший круассан и лучший багет года.

Мы поужинали в заведении “У Антуанетты”, где нам подали вкуснейшуйю баранину и утиную грудку. И хотя мы ужинали с вином, счет был вполней скромный, мы дружно решили, что сюда ходить определенно стоит.

11313470_1662489520653197_1984840771_n

В первый день мы очень много гуляли и совсем мало спали, поэтому в первую ночь спали как убитые.

В субботу мы снова много гуляли по городу, ели, пили. Начали с Триумфальной арки.

11355717_1455326071458769_1586772427_n

Самый крутой момент дня – увидеть, как величественно выплывает Эфелева башня, когда мы подъезжали к станции метро.

11324513_611835232253071_1859485642_n

Авеню Монтень

11258357_1664325160479421_254215648_n

Расписание французских ресторанов, конечно, непривычно для туриста. С 2 до 7 поесть можно только в кафе, все рестораны будут, скорее всего, закрыты.

11325303_1625440351067617_630147521_n 11419268_801623266617988_969223253_n

Потом мы догуляли до Елисейских полей и Лувра мимо Тюильри. В Лувр заходить мы не стали, это заняло бы минимум весь день, вместо этого мы посмотрели Лилии Моне в музее Оранжери, там ещё было немного Модильяни, Пикассо и других.

11410500_537635283057491_2111472501_n

Потом мы добрались до дома, чтобы передохнуть, а потом на такси доехали до блинной Pen-Ty, которая работает с 1976 года. Вот, кстати, интересная тема про блины во Франции. Это бретонская кухня, где блины бываю несладкие из гречневой муки и сладкие из пшеничной. Начинки самые разные от сыра и фуагра до банана с шоколадом. Запивается это все сидром из бокальчиков, а в Нормандии из пиалочек. Иногда, бывает, я дома такие блины делаю с горгонзолой и ветчиной, ммм! ???

После ужина мы под предлогом моциона дошли до Мулен Руж. Винни не знала, что билеты мы уже купили, так что удивить её нам удалось на славу! :))

На следующий день мы прогулялись в Сакре Кёр, полюбовались видами и отправились на Северный вокзал.

панорама с Сакре Кёр

Возвращаться в Лондон было немного грустно, потому что никто из нас не хотел покидать Париж, но было здорово осознавать, что есть такое крутое место, куда мы ещё обязательно вернёмся!

xxx